-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в presviteros

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.03.2006
Записей: 2520
Комментариев: 18794
Написано: 23472

Без епископа нет Церкви

Среда, 09 Января 2008 г. 23:33 + в цитатник
Не только миряне, но и многие священники, часто при упоминании имени правящего епископа хмурятся и многозначительно переглядываются, мол дескать мы тут на передовой, а они там живут вдалеке и непонятны им наши проблемы. Некоторые намеренно избегают архиерейских служб - у меня при освящении храма один такой прихожанин молился в другой части храма, разделенной колокольней, куда была поставлены динамики для того чтобы священники, находящиеся в Летней церкви могли синхронно действовать с епископом при освящении, который находился в Зимней церкви - наверное для того, чтоб не участвовать в тайне беззакония.:)
Многие не читают архиерейских посланий и плевать хотели на все новости и вполне здравые пожелания сверху.
Нет, я не делаю реверанс в сторону епископата, у меня тоже есть вопросы и недоумения.
Сейчас хочу сказать одно: без епископа нет Церкви.

Архиепископ Львовский и Галицкий Августин.

Чтобы не постыдиться на суде.
(некоторые проблемы современной церковной жизни)



Согласно Откровению Божию, Слово стало плотью, когда «исполнилось время» (Мк.1,15). С тех пор как искупительный подвиг был совершен, всякое время – последнее. Эсхатологические ожидания были естественными для христиан во все времена, ибо имеют основой обетование Спасителя о грядущем Втором Пришествии. Наиболее интенсивно они проявлялись в ранний период бытия Церкви, о чем красноречиво свидетельствуют Священное Писание и раннехристианские тексты.
Для христианского сознания в порядке вещей давать жизненным фактам духовную оценку, которая нередко вплетается в эсхатологический контекст. Однако чрезмерная концентрация внимания на теме последних времен может иметь довольно болезненные последствия. Нормой для христианина является праведная жизнь, устроенная таким образом, что Второе Пришествие не застанет «врасплох» человека, ежечасно готового встретить конец времен. Образ такого устроения христианской души дает Спаситель в притче о мудрых и неразумных девах, ожидающих прихода жениха. Очевидно, что чрезмерное акцентирование сознания на эсхатологическом моменте является прямым следствием нашей греховности и порождаемого ею страха перед грядущим Страшным Судом. Такое болезненно утрированное ожидание конца света зачастую сковывает созидательную деятельность христиан и, самое главное, лишает их жизнь того радостного пасхального настроя, которым она должна быть целиком проникнута.
Аномальное акцентирование сознания на эсхатологическом моменте приводит к тому, что на фоне ожидания скорого «конца света» любые формы созидания и творчества теряют свою цену и смысл. При этом ошибка в сроках (а мы неизбежно в них ошибаемся, ибо, по словам Самого Спасителя, они не в нашей власти) чревата риском оказаться в состоянии двойного банкротства. Первое – отклонение, уход христианина в сторону от созидательной деятельности, апостольства в миру (Церковь, действуя подобным путем, превратилась бы в полусектантскую маргинальную структуру, не имеющую влияния на общество). Второе – невозможность реально приготовиться ко «дню Господню, великому и страшному», когда в сознании человека доминирует боязнь. Память о Страшном Суде не должна связывать христианину руки. Ведь, по свидетельству Евангелия, в тот день «две будут молоть вместе: одна возьмется, а другая оставится» (Лк.17,35). И если с приближением конца житейские труды не отменяются, то духовная деятельность тем более не должна пресекаться.
Следует отметить еще один современный феномен, тесно связанный с проблемами эсхатологического порядка. Если «время близко», если все кругом отступники и «весь мир лежит во зле» (1 Ин.5,19), и лишь мы, как истинные православные христиане, безупречны, то отсюда рукой подать до идеи избранничества и «мессианства». Вот и получается: плохо, наскоро воцерковленные люди с неустойчивой психикой намереваются канонизировать в России все. Так начинается молитвенное почитание Григория Распутина и царя Иоанна Грозного, рождаются теория о царе-Искупителе, версии о бесконечных заговорах и т.п. В противовес чину таинства личного покаяния, зафиксированного в Требнике, сочиняются «чины всенародного покаяния», едва ли вообще возможного. С этой целью организовываются крестные ходы, формирующие негативный образ Церкви у «внешних».
Мировоззрение людей, разделяющих подобные взгляды, отличается замкнутостью, мрачностью и, как правило, эсхатологизмом в худшем смысле. Налицо не столько богословская проблема, сколько проблема культурная (бескультурная) и психологическая. Отсюда закономерно вытекает задача повышать общий образовательный богословский и культурный уровень нашего духовенства и мирян, усиливать присутствие Церкви, ее богословский гнозис в образовательных процессах, в СМИ, что благотворно повлияло бы на качество умственной жизни общества.
Мы много говорим об успешно идущем процессе духовного возрождения нашего народа в настоящее время, то есть в период, последовавший за развалом коммунистической идеологии. Это, конечно, так. Но уже становится очевидным, что сегодня мало использовать в этом процессе одни лишь «экстенсивные» методы. Сегодня недостаточно возрождать разрушенные храмы и строить новые, созидать только внешние формы церковной жизни – нужна ее интенсификация. Необходимо, прежде всего, развивать наши школы, делать акцент на совершенствовании духовного образования и миссионерского делания, причем улучшать качество школьного дела Церковь должна не абстрактно, а исходя из задачи просвещать современное общество, искать те методы и язык, с помощью которых возможна эффективная проповедь Христа в современном мире. Мы не должны внутренне успокаиваться сознанием того, что наша церковная жизнь по внешним параметрам приблизилась к состоянию, в котором она находилась до катастрофы 1917года, ибо мы сегодня имеем дело с совершенно другим обществом, другим сознанием, к которому нужно уметь найти подход.
А между тем сделать это в полной мере мы пока не смогли, что видно из двух полностью противоположных по содержанию примеров. С одной стороны, для значительной части нашего общества Церковь еще не служит несомненным авторитетом, как это было до революции, следовать за ней мы согласны не все. С другой стороны, сегодня внутри Церкви возникла группа христиан, не доверяющих иерархии, пастырям, богословам. Даже позиция Синода для них значит меньше, чем мнение какого-нибудь «местночтимого» авторитета: младостарца или сомнительного «старчика». И те, и другие не прислушиваются к голосу Священноначалия Церкви: первые – из-за невоцерковленности; вторые, наоборот, – из-за «сверхвоцерковленности».
Эсхатологические чаяния в той болезненной форме, в которой они проявляются у нас, порождая одни проблемы, вскрывают другие. Проблему кодов породили мистический страх перед техническими новшествами, электроникой и проч., подсознательная нелюбовь ко всему идущему с Запада и многое иное. Зацикленность на теме кодов – это прискорбный факт современной церковной жизни. Не имея адекватного представления о всемирной и отечественной истории, некоторые люди нередко склонны принимать за Вселенную ту среду, то общество, где они обитают, и в итоге события своего маленького мира измерять вселенскими масштабами. Но вот, казалось бы, произнесено авторитетное слово Патриарха, Священного Синода, духовников, Богословов. Так почему же проблема не исчезла? Да потому, что вскрылась еще одна: голос епископа, оказывается, менее авторитетен, чем призывы «старчика».
Однако мало дать оценку словам «старчика» с точки зрения богословия и православного Предания (что, увы, тоже многим пастырям сегодня не под силу); мало научить священников и мирян, поднять их духовный и культурный уровень. Иерархия Церкви должна сегодня, пока не поздно, также позаботиться о том, чтобы возродить свой авторитет, вернуть себе, в первую очередь, образ литургического предстоятеля и духовного руководителя, а уже затем – администратора; иначе, пока мы будем уделять слишком много внимания и времени чиновникам и заниматься бумагами, нашей паствой, душами верующих займутся сектанты и лжестарцы.
Церковная жизнь сегодня с очевидностью требует исцеления и возвращения именно к семейности, соборности, церковности как таковой. Подумаем также о том, что «время начаться суду с дома Божия» (1 Петр.4,17). Паства часто хочет видеть лицом к лицу своих иерархов, которые сегодня иногда слишком далеки от своего церковного народа. Нам, епископам, нужно всегда помнить, что мы хоть и «архи», но все же «пастыри», а не администраторы, обязанные лишь изредка, по большим праздникам, нисходить к своей пастве, да и то не дальше амвона. Народ нуждается в живом и простом слове, обращенном к нему, – в слове Жизни, причем не торжественным слогом излагаемом и с высоты кафедры преподаваемом, а в слове, которое проповедуется всегда, «во время и не во время» (2 Тим.4,2); в слове, отвечающем на животрепещущие вопросы современности, и главное – в слове, не расходящемся с делом, а значит – и с житием того, кто его произносит. Очевидно, тогда-то и прислушаются скорее к истинному пастырю, а не к какому-нибудь самопровозглашенному духовному лидеру, стращающему своих приверженцев «кодами» и «ИНН».
Только при таких условиях народ церковный поймет, что на разговоры о «последних временах» он должен реагировать не вопросом: «Когда наступят?», а вопросом: «Что сделать, чтобы не постыдиться на Суде?». И тогда мысль о конце света породит не страх, а призыв к молитвенной активности и христианскому творчеству, ибо церковная жизнь, соответствующая традиции апостольского преемства, – это жизнь в Духе Святом, который не есть Дух страха, но Дух силы и радости.
Отец Георгий Флоровский в своем духовном завещании указывал на следующие характерные и необходимые черты православного богословия (а значит, и жизни Церкви): молитвенная воцерковленность, эсхатологическая верность Преданию, возвращение к Отцам, свободная встреча с Западом. Думается, что уяснение и проведение в жизнь этих тезисов способно дать церковному кораблю правильный, прямой курс и уберечь его от тех самых «бабьих басен» на эсхатологические темы, от которых предостерегал святой апостол Павел (1 Тим.4,7).
Церкви сегодня необходимо учиться не только защищаться от духа мира, но и переходить в наступление, ибо «оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь» (2 Кор.10,4).


Процитировано 1 раз



kraftmann   обратиться по имени Четверг, 10 Января 2008 г. 00:49 (ссылка)
мне вот это запомнилось:

"...Когда подошла моя очередь, я обернулся назад, поклонился всем стоящим поясным поклоном, как делали все исповедники, и встал на колени перед алтарем. Послушав мою сбивчивую исповедь, прозорливый владыка тут же нашел в куче этого мусора лежалый гривенник, назвал его и стал говорить, как мне этот капитал преумножить. Слава его были просты и мудры, благожелательны, но без елея. Подымаясь, я только мельком глянул на него и почти не запомнил лица, только тонкий профиль и длинную бороду с сединой.
На следующий день я стоял в иконной лавке, в гостях у отца И., который вручил мне только что изданную книжечку о монастыре и собирался ее надписать, по моей просьбе.
Отец И. вообще не постигну как торговал на прибыль, ибо при мне почти только и делал, что раздаривал всякие книги да иной церковный товар, притом подписывая с радостью многочисленным своим братьям духовные пожелания.
За мной стояли люди в ожидании своей очереди.
– Что бы тебе написать? – бодро говорил отец И. – Ты ведь Михаил! А Архангел Михаил с крыльями. О! Напишем так: “Михаилу, чтобы всегда быть на духовных крыльях!” Во как! – и он принялся за надпись в только что подаренной мне книжке.
Стоявший за мной худой и высокий, с бородой, монах в черной старой фуфаечке оторвался от витрины с крестиками, кивнул на отца И. и сказал:
– Я хоть полчаса думай, так не придумал бы.
– Так у отца И. практика, – сказал я беспечно, – он каждый день паломникам надписывает.
Вглядевшись, я вдруг тупо сказал:
– Владыко, это вы?
– Да я вроде, – сказал владыка Тернопольский и Кременецкий Сергий, стоявший позади в общей очереди.
Я подошел под благословение и получил его, равно как и все прочие в лавке.
На следующее утро после Литургии все торжественно причастились и отправились на праздничную трапезу, где во главе стола восседал владыка Сергий, уже не в фуфаечке, а в рясе и с панагией..."

Отсюда: http://www.foma.ru/articles/438/
Ответить С цитатой В цитатник
dmpershin   обратиться по имени Четверг, 10 Января 2008 г. 02:19 (ссылка)
Отец Иоанн (Крестьянкин) в бытность свою священником то ли 6 то ли 7 раз переводился с прихода на приход с интервалом в год-два решением правящего. Ни разу не возмутился, но все принимал как волю Божию.
Единственный раз, когда решение его владыки не было исполнено, это когда пришел указ Святейшего благословить иеромонаха Иоанна на жительство в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре.
При этом у него было формальное право ссылаться на свои исповеднические узы (5 лет заключения), которым он не только не пользовался, но молился за своих владык и в итоге имел самое драгоценное - покой, мир и тишину.
Ответить С цитатой В цитатник
si_bemol   обратиться по имени Четверг, 10 Января 2008 г. 21:15 (ссылка)
без Христа нет церкви. без епископа церковь всё равно невеста христа, но таков порядок.
Ответить С цитатой В цитатник
Комментировать К дневнику Страницы: [1] [Новые]
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку